aif.ru counter
239

Дом с плесенью. Почему семья из пяти человек живёт в сырости и вони

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. «АиФ-Камчатка» 12/04/2016
Бывшее производственное помещение, которое стало квартирой.
Бывшее производственное помещение, которое стало квартирой. © / Татьяна Боева / АиФ

«Смотрю, что такое прилепилось к тумбочке? А это гриб на ней вырос! Отодвинула — грибы растут из стены… и пиджак кожаный, что повесила на вешалке в прихожей, теперь весь зелёный от плесени!».

В доме № 1 по улице Подстанционной, в районе Елизовского аэропорта, где живёт семья Елены Грибенщиковой, сырость не проходит никогда. И вовсе не потому, что хозяева не следят за жильём.

«Вы не представляете, в каких условиях они живут! Уверен, вы тоже ужаснётесь! Мы по партийной линии сделали запрос в елизовскую администрацию, сейчас ждём официального ответа», — сообщил редакции «АиФ-Камчатка» координатор регионального отделения ЛДПР Валерий Калашников, который не смог пройти мимо людской беды.

Опасная дислокация

Расположение дома шокировало — рядом с огромной территорией, обнесённой сетчатым забором, за которым высились конструкции ЛЭП (высоковольтных линий электропередачи). На ограждении — таблички с надписью об опасности. А в 10 метрах через дорогу — потрескавшееся, уходящее в землю жилище.

С другой стороны, на прямой линии с ЛЭП и также в непосредственной близости от дома № 1, — производственная площадка некой строительной компании, с металлическими конструкциями и техникой. В рабочие дни здесь всё пылит, грохочет и шумит.

Но и это ещё не всё, как радостно сказал бы какой-нибудь риэлтор, описывая «преимущества» предложения. С третьей стороны, через дорогу — канализационная насосная станция, перекачивающая отходы за пределы города. Собственно, она и стала причиной того, что дом Грибенщиковых постепенно погружается в грунт, а внутри жилья — сырость и вонь.

– Канализационные трубы станции полусгнившие, из них постоянно подтекает, а иногда настоящие гейзеры бьют, — рассказывает Елена Михайловна. — И в канавах возле дороги стоят зловонные лужи. Несколько лет машины ассенизаторов подъезжали и сливали содержимое в специальную «временную» ёмкость, которая частенько переполнялась. У нас здесь в этой «зоне» два дома. Жаловались долго и бесполезно, в конце концов, подали в суд. И только в феврале этого года безобразие прекратилось — вмешалась природоохранная прокуратура и экологическая инспекция. Они единственные, кто на нас обратили внимание!

Испорченная одежда.
Испорченная одежда. Фото: АиФ/ Татьяна Боева

Казалось бы, суд выигран, сливать нечистоты вблизи жилых домов прекратили. Приходили даже электромагнитное поле замерять в квартирах — отчитались, что в норме. Но из гнилых труб подтекает по-прежнему, пропитанная сточными водами земля продолжает медленно поглощать дом, а сырость, плесень и неприятный запах давно стали постоянными соседями людей.

На плывуне

– Не разувайтесь! — предупредила хозяйка в прихожей. — У нас полы — ледяные! Дует всё время. Дом-то проваливается. Говорят, отмостки мы неправильно сделали, не под тем углом. А какой тут угол, когда весь фундамент уже в землю ушёл — здесь же самый настоящий канализационный плывун!

Мы сидели на кухне, и хозяйка рассказывала немудрёную историю, раскладывая стопки бумаг — ответы и отписки из многочисленных инстанций.

Жилплощадь в производственно-жилом здании ЦЭС (Центральные электросети) по адресу: г. Елизово, ул. Подстанционная, дом 1, кв.1 получил от производства муж Елены Михайловны — Игорь Викторович Дудник, работавший в «Камчатскэнерго». Факт предоставления квартиры зафиксирован в соответствующем документе от 26.06.92 года. Со временем служебное жильё разрешили приватизировать.

– Мы молодые были, любому углу рады, — рассказывает Елена Михайловна. — И не задумывались о том, в каком месте нас поселили. Три комнаты — это же хоромы! Туалет был на улице, от электрического бойлера отопление, за которое мы не платили — дом принадлежал электросетям. А потом сети нас кинули… Поставили счётчик на столбе и стали насчитывать деньги за обогрев. В прошлом году в декабре за свет вышло 19 тысяч рублей! За январь и февраль этого года — и того больше. А у меня зарплата чуть больше 20-ти. Муж погиб, у старшей дочери маленький ребёнок, младшая — студентка. Как жить?

Настя, старшая дочь, готовила ужин на плите, в дальней комнате спал двухгодовалый Антон. Мальчик часто просыпался и плакал, закашливаясь — он постоянно болеет от сырости, пропитавшей их с мамой спальню.

– У меня подруга врач, — говорит Настя, помешивая в сковороде шипящую картошку. — Она сказала: «Если маленький ребёнок будет всё время этим дышать, то может даже туберкулёз заработать или, как минимум, астму!». А что делать? Идти нам некуда!

– И у меня был плеврит, до сих пор лёгкие побаливают, а к врачу даже идти боюсь! — прибавила Елена Михайловна.

Обтекаемая прерогатива

– А печку поставить нельзя?                                                                                                     

– Нельзя — печное отопление не предусмотрено проектом. Так и живём — кругом плесень и грибок, а ещё шесть лет назад, когда я делала ремонт, никакого грибка не было! Пока насосная станция не устроила эту ёмкость. Каждый день по несколько машин подъезжали, сливали сотни кубометров отходов канализации! Всё вокруг пропиталось!

– Вы приглашали в дом жилищную инспекцию?

– Она была у нас неоднократно. Последний ответ от неё пришёл 25 октября 2015 года: «Зафиксированы многочисленные участки увлажнения в верхней и нижней частях дома…» и так далее.

Мы обращались в елизовскую администрацию, в городскую прокуратуру, в министерство ЖКХ края. Знаете, что отвечали? Ну, вот, например: «…В ходе обследования сотрудниками Роспотребнадзора отмечено превышение относительной влажности воздуха во всех комнатах… Обследование на содержание плесени или других грибков не проводилось в связи с отсутствием методики… При этом следует учитывать, что согласно Жилищному кодексу РФ вопрос содержания жилых помещений является прерогативой их собственников».

В ответе из елизовской прокуратуры ещё интереснее: «…В случае признания вашего жилого помещения непригодным для проживания и при условии включения его в подпрограмму «Переселение граждан из аварийных жилых домов и непригодных для проживания жилых помещений в Камчатском крае» вы будете иметь право на получение денежной компенсации за жилое помещение».

Вот такие ответы — обтекаемые, с «условиями» и «случаями»! В конце концов, дом непригодным для проживания всё-таки признали. Но заключение на руки не дали! Власти кивают друг на друга.

А на днях пригласили меня в елизовскую администрацию и предложили вариант: на пятерых прописанных — двухкомнатную квартиру в доме, который планируют построить. То есть, с уменьшением площади, положенной по закону на каждого жильца. И так обидно стало, кричать захотелось: ведь не я к вам пришла, а вы ко мне в дом с этой канализацией! Знаете, хочу уже только одного: получить компенсацию за это «жильё» и уехать куда подальше… Но как этого добиться? И долгами за электричество опутали. Уже и договор о реструктуризации заключила, но приходит новый счёт — хватаюсь за сердце! — говорит Елена Михайловна.

Вместо послесловия

Возвращаясь в редакцию, я услышала другую историю. Случайному попутчику, жильцу одного из многоквартирных домов Паратунской зоны, предложили на выбор переселение в новострой Елизовского района или денежную компенсацию. Якобы, сейсмоустойчивость в Паратунке недостаточная. Но слух идёт, что эта земля на самом деле приглянулось бизнесменам под курортную зону...

А Грибенщиковым с территорией не повезло… Потому и попали они в поле, посильнее электромагнитного, — в непробиваемую зону равнодушия чиновников.

Как рассказал Валерий Калашников, в официальном ответе елизовской администрации сообщается, что семье Грибенщиковых «должна быть предоставлена 3-комнатная квартира в 5-этажном 125-квартирном жилом доме, строительство которого начато в январе 2016 года со сроком сдачи в 2017 году».

А последний абзац очередного официального письма таков: «Мероприятия по расселению жилого помещения по адресу: ул. Подстанционная, дом 1, кв.1, как признанного непригодным для проживания, возможно выполнить после включения их в подпрограмму 5 «Переселение граждан из аварийных жилых домов и непригодных для проживания жилых помещений в Елизовском городском поселении» муниципальной программы «Обеспечение доступным и комфортным жильём жителей Камчатского края на 2014-2018 годы», но не ранее 2017 года».

«Должна...», «возможно», «но не ранее»… Узнав об очередной отписке чиновников, Елена Михайловна лишь вздохнула...

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах