Примерное время чтения: 10 минут
2959

Был в плену 4 года. Крутые повороты судьбы советника главы ДНР Кимаковского

Игорь Кимаковский / Из личного архивa

В середине тяжелых 90-х Игорь Кимаковский служил на Камчатке. И вот почти 20 лет спустя вернулся на полуостров вместе с экспертами со всей страны в рамках воспитательно-патриотического форума «PROДФО: Все для Победы!», посвященного спецоперации.

У Игоря Кимаковского удивительная биография. Нет, лучше сказать – повороты судьбы. У него за плечами три высших образования: Серпуховский военный институт, академия при правительстве РФ, академия народного хозяйства при президенте. Карьера, своё дело, багаж блестящих знаний. Последнее место деятельности – аграрный  университет в Санкт-Петербурге: совмещал сразу две руководящие должности. Впереди перспективы. Но в 2014 году Кимаковский берёт отпуск за свой счёт и отправляется волонтёром и добровольцем на Донбасс. Оставляет успешный бизнес, любимую работу, науку, семью, друзей, коллег. Объясняет своё решение просто: «Это же моя родина». Он родился в Макеевке Донецкой области, сейчас ДНР. Потом долго жил в Одессе. Подробности на kamchatka.aif.ru

Мир начал рушиться

Игорь не давал себе дни на раздумья, ничего не взвешивал, не терзался мыслями «ради чего?» Когда в одесском Доме профсоюзов погибли в пожаре люди, близкие Кимаковскому, он собрался и поехал.

Фото: Из личного архивa/ Игорь Кимаковский

«События, происходящие на Украине с 2013 года, я предсказывал в 2008 году. Я вырос там и понимал  политические процессы, и делал выводы, что будет конфликт. И что в неё будет вовлечена Россия. Запад понимал, что развал нашей страны может произойти только через крах дружбы между славянскими народами. Это я осознавал, поэтому и я, и многие мои соратники в 2014 году пришли на территорию ДНР, остались и делали всё, чтобы остановить то, что сегодня происходит на дальних поступах от России. Наши ребята за это сражались и проливали кровь в рамках военно-гражданского конфликта. Я  как мужчина, воспитанный в рамках большой русской цивилизации, не мог не поехать на Донбасс», - говорит Игорь.

Больше 4 лет в плену - невероятно долго. Фото: Из личного архивa/ Игорь Кимаковский

Его привычный мир начал рушиться, когда он находился на Донбассе. Он потерял любимую работу. Уехал, будучи директором центра информационных технологий аграрного университета в Санкт-Петербурге, занимался научной, преподавательской деятельностью.

Игорь Кимаковский на Донбассе с 2014 года. Фото: Из личного архивa/ Игорь Кимаковский

 Когда вернулся в Россию, узнал, что последняя запись в его трудовой – уволен за невыход на работу. Проще говоря, за прогулы. Задним числом. Бизнеса он тоже лишился.

Отвоевал за троих

Мы возвращаемся с Игорем Владимировичем к теме плена, и не даёт покоя вопрос: как он выжил, как не сломался? В плену Кимаковский пробыл 4 года и 3 месяца. Находился в заключении по обвинению в терроризме. Прошёл через пытки, одиночную камеру, 54 дня голодовки. Он оказался на свободе в сентябре 2019 года, когда Россия и Украина обменялись пленными. 

«Выдержал. После этого меня стали называть железным», - вспоминает наш герой.

В тяжёлые времена спасали книги. В тюрьме, на удивление, была шикарная библиотека.

«В украинских застенках есть хорошая классическая советская библиотека. Фонды никто не обновлял. Я Драйзера и Дюма перечитал. Я читал правильные книги».

Я думал, что самый тяжёлый период я пережил, когда в плену был, когда только приехал на Донбасс. А самое тяжёлое началось сейчас, когда сын воюет

Чтобы не сойти с ума, блестящий специалист в сфере информационных технологий  начал …вышивать. Рисовал, писал стихи, вёл дневник. По его словам, с головой проваливался в это все. На часы, на дни. Он до сих пор бисером вышивает иконы для тех, кто его спас. Когда чувствовал, что начинает лезть на стену, тысячу раз прыгал на скакалке. Отпускало. А как не сойти с ума, если за год видишь солнце всего девять раз?  Такая вот система содержания заключённых - даже прогулочные дворики закрыты. Видел небо, когда вывозили в суды, просил конвоиров провести его по улице.

При этом, Кимаковский, находясь в плену, боролся за права политзаключённых.

«Все интересуются, почему меня не убили. Они могли меня ликвидировать только на свободе. В плену нормы какие-то соблюдались. Всё это жёстко контролировала Международная организация по правам человека. Тем более до похищения я вёл правильную переписку, общался с украинскими и нашими журналистами. И перед тем, как меня схватили, я разослал смски, что если не выйду на связь через один день, значит, меня похитили и убили. Они в моём телефоне это прочитали», - вспоминает Игорь Владимирович.

У Кимаковского в зоне спецоперации находится старший сын Андрей. Он сам решил стать военным. Выпускник кремлёвского военного училища одним из первых из своего выпуска отправился на передовую. 

Выдержал. После этого меня стали называть железным

«Мне как отцу тяжело об этом говорить. Я разговаривал с Андреем. Почему-то многие говорили, что я его спрячу. А он сказал: «Папа, если я не пойду туда, то по отношению к погибшим кремлёвским курсантам я всегда буду чувствовать себя мужчиной второго сорта». Вот на этом наш разговор прекратился. И три месяца он воевал на передовой, а сейчас его вывели на ротацию, находится также на фронте, но во втором эшелоне».

Кимаковский делает паузу. Глаза слезятся.

"Отвоевал за троих". Фото: Из личного архивa/ Игорь Кимаковский

«Я думал, что самый тяжёлый период я пережил, когда в плену был, когда только приехал на Донбасс. А самое тяжёлое началось сейчас, когда сын воюет. Два-три дня его нет в сети, и накрывает волнение. Я, конечно, мог сделать так, чтобы он на Донбасс не поехал. Я отвоевал уже даже не за двоих, за троих. Но это его выбор. Он вырос мужчиной, и это главное».

Его младший сын тоже решил стать военным и сейчас учится в Суворовском военном училище.

Бьют по эмоциям

- Чтобы вы сказали людям про мир сейчас?

- Я скажу, что в рамках этого конфликта России нужна победа, потому что если мы сейчас начнём переговоры, то мы их будем вести точно не с позиции сильного. Долгосрочный мир можно достигнуть только с позиции силы. Мы должны полностью освободить Украину, это исторически правильно, исторически выверено, с позиции слабого никто с тобой  разговаривать не будет. Максимум, что будут делать, это тянуть, как тянули с Минским процессом.

- А действительно ли в плане информационной войны у них всё мощнее гораздо?

- Соглашусь. Хорошо, что мы начали осознавать, что против нас ведётся информационная, когнитивная война. У них есть уже целые военные училища, выпускающие специалистов в области информационного противодействия. На Западе это уже давно освоенная специальность, у нас же только в прошлом году запустили программу "Информационные и гибридные войны" на факультете политологии МГУ.  Ведет Андрей Манойло вместе с другими преподавателями. Я читаю там экстремальную журналистику. Влияние информационных форм на сознание ведь гораздо круче военного влияния. Они бьют по эмоциям. Соцсети приучают к восприятию короткофайловой информации, клиповое мышление, можно сказать, происходит сильное эмоциональное влияние. И бьют особенно по молодёжи.

- Игорь, некоторые матери и жёны наших бойцов, находящихся в зоне СВО, жалуются на отсутствие нормального обмундирования, оружия и прочего. Это так?

- Какие-то недочёты были вначале спецоперации. Это связано с тем, что когда ребят отправляли туда, им говорили, что везут на учения, и они очень многого с собой не брали. Но сейчас всё, что положено по уставу, есть. Я смотрю по сыну. Он приехал, ему выдали бронежилет, каску, форму и всё необходимое, волонтёры привезли тепловизор, генератор. Также очень хорошо помогают регионы, насыщают линию фронта техникой.

Увидел свое окно

 Накануне Игорь вместе с экспертами со всей страны  прилетал на Камчатку на воспитательно-патриотический форум «ProДФО: Все для Победы!», посвященный спецоперации. А ведь его многое связывает с полуостровом. Кимаковский служил в Тундровом в середине тяжелых 90-ых.

На форуме «ProДФО: Все для Победы!» на Камчатке. Фото: Из личного архивa/ Игорь Кимаковский

«Камчатка – это первое впечатление о работе, там начался мой трудовой путь. Это природа, я был на вулканах, ходил на восхождения, выезжал на Халактырский пляж».

И вот во второй раз вернулся на Камчатку. Побывал в Начиках, в Паратунке, в Лагуне, знакомых местах еще со службы. Проехался по Петропавловску, многое вспомнил. Как–то по-особенному сказал, что когда в бывшую часть привезли, увидел свое окно, накрыла ностальгия. Он сказал, что обязательно зайдет в эту квартиру.

Игоря назначили советником главы ДНР за пять дней до начала спецоперации. Сейчас он является еще и экспертом по Донбассу, выступает на федеральных телеканалах. С марта 2022 года постоянно находится на Украине, участвует в различных информационных проектах по освещению СВО.  

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах