Примерное время чтения: 7 минут
664

Засекреченный взрыв. Почему молчали о трагедии в многоэтажке на Камчатке?

Дому скоро будет полтинник.
Дому скоро будет полтинник. АиФ-Камчатка

Очевидцы утверждают, что дома, расположенные по соседству, аж подпрыгнули. И было отчего. Взрыв, прогремевший 5 июня 1977 года в подвале 4-этажного жилого дома № 27 по ул. Давыдова в Петропавловске, практически полностью разрушил целый подъезд. Бетонные блоки двух этажей сложились как карточный домик. Подробности - в «АиФ-Камчатка».

Обрушились два этажа

Камчатские газеты о ЧП, повлёкшем гибель людей, как было принято в те годы, промолчали. Зато «Голос Америки» сообщил о взрыве в Петропавловске чуть ли не в тот же день. С того дня минуло уже 45 лет. 

Расследованием и определением причин ЧП, а в материалах обкома КПСС оно именовалось всего лишь как несчастный случай (и никак не трагедия), занималась прокуратура, партийные и хозяйственные органы. И выяснились интересные факты, которые нашли отражение в документах не только обкома КПСС, но и облисполкома, Петропавловск-Камчатского горисполкома.

Протокол бюро Камчатского обкома под грифом
Протокол под грифом "Сов. секретно" Фото: АиФ-Камчатка

Взрыв произошёл в воскресенье в 12 часов 45 минут. Это время фигурирует во всех документах. В результате, в среднем подъезде дома обрушились перекрытия первого и второго этажа. Были полностью разрушены 8 квартир (с № 16 по № 23), погибли три человека.

По камчатским меркам того времени пострадавший дом был совсем новым, а, следовательно, довольно крепким. Он был построен всего за четыре года до ЧП, в 1973-м. Видимо, поэтому в подъезде и обрушились два этажа, а не все четыре. А вот жертв могло быть и меньше, но, очевидно, сыграло свою роль то, что день был выходным, и в школах уже начались каникулы. Двое из погибших оказались детьми. В одной из квартир погибли отец и дочь, в другой – ученица средней школы № 15.

Среди населения города информация о взрыве разнеслась моментально. В первые дни ходили слухи о десятках жертв. Они, естественно, не подтвердились. К тому же, народ всегда знал, где искать самую достоверную информацию – в некрологах. В газете «Камчатская правда» в те дни были всего два некролога с соболезнованиями в связи с трагической гибелью…

Две тонны карбида

Подвал дома, как установило расследование, по договору аренды был передан ЖЭК-2 в конце мая ремонтно-строительному участку (РСУ) объединения «Камчатсккоммунэнерго». В нём оборудовали временный склад и бытовые помещения участка, что было нормальной практикой тех лет. Хранились там и стройматериалы самого объединения.

И ЖЭК-2, и арендатором были допущены различные нарушения, которые при определённых обстоятельствах и привели к трагедии. Одни не определили, для каких материалов и ценностей помещения сдаются в аренду. Другие – в нарушении правил и норм использования жилого фонда допустили хранение взрывоопасных веществ.

За две недели до ЧП, 22 мая, инженером «Камчатсккоммуэнерго», отвечающим за материально-техническое снабжение, был получен в бочках годовой фонд карбида кальция в количестве 2 096 килограмм. По договорённости с начальником РСУ и старшим мастером он был завезён в подвал дома № 27. В других документах утверждается, что карбида было немного меньше – 1 625 кг. А комиссия облисполкома сообщала, что на момент взрыва в подвале было 1 700 кг карбида. По документам, чёртова дюжина – 13 бочек.

5 июня, рано утром, жильцы дома почувствовали в своих квартирах запах ацетилена. Кто-то спустился в подвал и обнаружил, что он частично затоплен водой. Согласно документам расследования, супруги Ларионовы, проживающие в квартире № 19 ещё в 10:30 сообщили об этом в горводопровод и пожарную охрану и просили принять меры.

На место выехала дежурная служба водоканала и пожарной охраны. Однако они не смогли устранить неисправность канализации, которая и привела к затоплению подвала. В результате дальнейшего поступления воды, реакция карбида кальция с водой усилилась. В конечном итоге был затоплен электрощит, и в 12:45 в результате короткого замыкания произошёл взрыв.

Интересно, что в документах и обкома КПСС, и горисполкома нет ни слова о «профессионализме» сотрудников водоканала, пожарной охраны. Всего-то делов было: просто обесточить дом, открыть на проветривания подвальные двери и окна, отключить воду и начать её откачку из подвала. Самые простые вещи. Тем более что дом стоит около склона, буквально в 15-20 метрах. Есть куда сливать воду. Но никто даже не обесточил дом…

Ликвидация последствий

На бюро обкома КПСС было принято решение: в целях оперативного разрешения всех вопросов, связанных с ликвидацией последствий несчастного случая, создать комиссию. В неё вошли 9 человек во главе с председателем облисполкома В. Алексеевым. Среди членов комиссии были второй секретарь обкома КПСС В. Бирюков, заместитель председателя облисполкома Н. Синетов, председатель Петропавловск-Камчатского горисполкома И. Черниговский.

В течение нескольких дней было принято решение о возмещении ущерба семьям, чьё имущество и квартиры пострадали во время взрыва. Октябрьскому райисполкому, руководителям предприятий и организаций, в которых работали пострадавшие граждане, было предложено оказать им единовременную материальную помощь.

В информации комиссии сказано, «что полностью пострадало имущество у четырёх семей на общую сумму 36 тысяч рублей и частично у трёх семей на сумму 5 тысяч рублей, а всего на 41 тысячу рублей. Всем им помогают оформить иск к объединению «Камчатсккоммунэнерго»».

14 июня было принято решение Октябрьского райисполкома об оказании помощи семьям, пострадавшим от несчастного случая. Интересно, что жильцы четырёх квартир (№ 17, 18, 21, 22) просили оказать помощь в приобретении, чего бы вы думали? Ковровых изделий… Тогда это было богатство, достать которое было проблематично. Семьям, проживающим в остальных квартирах, решением райисполкома в приобретении ковров было отказано: как сказано в документе – «так как на это нет достоверных оснований».

По решению комиссии, все семьи из аварийного дома были расселены во вновь отстроенный такой же дом под № 12 по ул. Бохняка. Точно в такие же квартиры, какие они занимали в пострадавшем здании. Петропавловск-Камчатскому горисполкому было поручено в течение 1977 года выполнить работы по восстановлению жилого дома № 27 за счёт лимитов местных Советов. Восстановление было поручено тресту «Камчатморгидрострой». Причём без изменения установленных для этой организации заданий по вводу в действие жилья и других объектов. Так сказать, «в свободное от работы время».   

А в других подвалах

По решению облисполкома руководителей организаций и предприятий обязали провести тотальную проверку всех подвальных помещений жилых зданий, а также объектов социально-культурного назначения. На предмет хранения в них взрыво- и огнеопасных материалов.      

Зачистка коснулась и подвальных помещений (сараев), принадлежащих горожанам. Тем более что в течение нескольких месяцев, последовавших за ЧП на ул. Давыдова, произошёл ещё ряд похожих происшествий. Правда, с менее серьёзными последствиями. В одном из домов, например, во время пожара в подвале взорвались канистры с бензином.

Выяснилось, что народ массового хранит в подвальных помещениях не только вещи и продукты. Там складировался бензин в канистрах и даже бочках, дизтопливо. Многое из того, что хорошо горит и даже взрывается. Про запас, так сказать.

По факту взрыва прокурором области А. Третьяковым было возбуждено уголовное дело. К ответственности привлекался начальник РСУ, который был арестован, заместитель генерального директора и главный инженер «Камчатсккоммунэнерго». Наказали и сотрудников объединения рангом поменьше.

Выговор и партийное взыскание было наложено на гендиректора объединения, а целый ряд руководителей были освобождены от работы. Свои выговоры получили руководители городского коммунального хозяйства и облводоканала. Было предложено укрепить руководство этой службы.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах