aif.ru counter
419

Камчатский инвалид-колясочник вышел погулять, а оказался в больнице

Фото Натальи Паниной

г. Петропавловск-Камчатский, 8 ноября — АиФ-Камчатка. Михаилу Бурмакину — 30 лет. Он живёт в Петропавловске вместе с мамой и младшей сестрой. Свою квартиру он покидает несколько раз в год, в его гардеробе отсутствует зимняя обувь и одежда, а свежим воздухом он дышит только летом.

С 19 лет Миша – человек с ограниченными возможностями, инвалид-колясочник. Таких как он в нашем крае – 150 человек. И на улицах полуострова их видят нечасто. По словам самих колясочников, причина - в отвратительных дорогах, высоких бордюрах, отсутствии пандусов и лифтов…

Наглядно доказать, насколько краевая столица пригодна для комфортного существования инвалидов решил сам Михаил. Вместе с корреспондентами «АиФ-Камчатка» он запланировал «прокатиться» на кресле по центру города – осмотреть основные достопримечательности, заглянуть в Дом быта, аптеку и завершить прогулку в одном из кафе.

 
В центре Петропавловска  

Казалось бы, обычное дело. Но это для здорового человека. А для Михаила такой маршрут — путешествие, которое он планировал совершить впервые за 11 лет…

Вместо кафе — больница

С 5 этажа – живёт Миша высоко – его спускал наш добровольный помощник, тяжелоатлет Артём Харитонов. По-другому из квартиры не выбраться. И тут же случилась неприятность - оказавшись на первом этаже, Михаил потянулся к кнопке домофона и… вывихнул руку. Осмотр городских достопримечательностей на свежем воздухе нам пришлось срочно заменить поездками по больницам.

Первым делом мы с Михаилом отправились в краевую травматологию. Здесь молодого человека приняли без очереди — с пониманием отнеслись и медики, и стоящие в очереди люди. До кабинета парня пришлось нести на руках. Коляска осталась лежать в машине — вход в травмпункт через высокие ступени.

 
Вход в травматологический пункт  

Осмотрели и направили на рентген. Рентген-кабинет расположен на втором этаже. «Путешествие» снова продолжилось на руках — лифтов в поликлинике нет. А в самом учреждении идёт ремонт — Мишу несли, обходя груды строительного мусора. Нет ни каталок, ни санитаров... Обратный путь на первый этаж – аналогичен.

Вправить пациенту руку у травматолога не получается — сказали, что «случай непростой». Со снимком и документами нас отправляют в дежурную больницу — на Госпиталь. 40 минут проводим в дороге, обезболивающее, вколотое Мише перестаёт действовать, пошевелить рукой он не может…

В городской больнице № 2 тоже ремонт. Найти приёмное отделение с первого раза не получается — медперсонала не видно, рабочие с трудом понимают по-русски. После 10-минутных поисков находим дежурного доктора. 

– У нас инвалид-колясочник, рука вылетела из сустава, укол уже не действует, сильные боли, — объясняем женщине в белом халате.

– А вы зачем к нам приехали? — удивляется та в ответ. — Мы сегодня не дежурные. Езжайте обратно — в краевую.

«Лифт появится вряд ли …»

Ещё 50 минут ушло на дорогу обратно. На территорию больницы на личном транспорте, узнав, что в машине инвалид-колясочник, нас, к счастью, пускают.

 
В ожидании помощи  

Из автомобиля в приёмное отделение, а затем на третий этаж в травматологическое Артём снова несёт Мишу на руках.

– Шагать по широким и высоким больничным ступеням с Мишей не просто, — признаётся Артём. — Весит он килограмм 60. Даже я, привычный к тяжестям, чуть подустал. Лифты были бы очень кстати. 

На наш вопрос: «А лифта нет?» один из медиков признаётся:

- Рабочего — нет. Ремонт. Но и после он вряд ли появится…

Отношение докторов и медсестёр в травматологическом отделении — тёплое. К пациенту относятся с пониманием. Руку Михаилу вправили под общим наркозом. После операции — снова рентген, теперь уже контрольный. Спуститься нужно в подвал — с третьего этажа, а потом подняться на первый. На помощь впервые за день пришли санитары. Они спускают Мишу на носилках. На них же транспортируют инвалида до машины и отправляют домой…

В квартиру Миши мы вернулись ближе к 18.00. На то, чтобы оказать пострадавшему инвалиду помощь потребовалось 6 часов. И это при наличии личного автотранспорта и помощника-тяжёлоатлета…

 
Прогулка на руках…  

Театр не для всех

Уже дома за чашкой чая Михаил подробнее рассказал нам о том, как живётся колясочникам в Петропавловске.

– Рука из сустава у меня выскакивает не впервые. Как-то раз это случилось в пять утра. Не будешь же знакомым звонить в такое время. Пришлось вызывать МЧС. Если вызывать скорую помощь, то, как правило, приезжают женщины. Донести меня до 1 этажа им весьма проблематично…

kamchatka.aif.ru:  – А как вообще из дома выбираешься, погулять, например, или в гости к кому-нибудь?

Михаил Бурмакин: – Тем, кто живёт на первом–втором этаже, часто помогают соседи. Но к ним обратишься раз-другой, а дальше скажут или подумают, мол, вы уже наглеете. Если высоко живёшь, то выход один — родные, друзья, знакомые… Кто посильней. На улице я совсем не гуляю — у нас для этого ничего не приспособлено. Возьмите тот же театр. Построили ведь недавно, а как мне туда попасть? Никак. Ни пандусов, ни лифтов там нет. Езжу в гости иногда, в поликлинику, на мероприятия, нам посвящённые…

kamchatka.aif.ru: – А свежим воздухом как дышишь?

М.Б.: – Да никак. Три недели в году летом лежу в больнице строителей на профилактике. Там есть лифт, есть спуск. Утром — процедуры. Днём — на улицу. Вот так и дышу… В отпуске был в 2011 — тоже дышал. Там и по городу гулял, и по торговым центрам...

 
На улочках Даляня. Фото с сайта russianlook.com  

kamchatka.aif.ru: – В России?

М.Б.: (смеётся) Нет, в Китае, в Даляне. Мы с мамой жили в деловом районе, там для таких как я всё приспособлено. Везде лифты, на всех тротуарах есть съезды. Как оказалось, предназначены они для машин, но мне какая разница для кого они. Главное, что я мог полноценно передвигаться.

Взаимная нелюбовь…

kamchatka.aif.ru: – Ты получил травму в 19 лет. К новым обстоятельствам привыкал долго?

М.Б.: – Человек ко всему привыкает. Кто-то спивается, кто-то заканчивает жизнь самоубийством, а кто-то не сдаётся. Я человек оптимистичный. Случается всякое. Жизнь продолжается. 

kamchatka.aif.ru: – Сдаются многие?

М.Б.: – Знаю, что пьющих инвалидов-колясочников у нас немало. Есть и самоубийцы — мама рассказывала про парня, ему в Чечне позвоночник перебило, вернулся домой в коляске. А государство у нас о таких часто забывает. Спустя какое-то время не выдержал, ушёл из жизни. Кстати, будучи в отпуске, заметил: китайцы очень любят своё государство, а государство любит их. У нас же какая-то взаимная нелюбовь получается…

kamchatka.aif.ru: – Ты часто это ощущаешь на себе?

М.Б.: – Нелюбовь, может, и нет. А вот поверхностного отношения хоть отбавляй. Помню выборы камчатского губернатора, когда на эту должность метил Кожемяко. Он говорил тогда, что активно помогает бабушкам, инвалидам, ветеранам… Мы к нему и обратились — попросили стиральную машинку. Необходимость в ней была острая. Пришли через несколько дней после выборов, а нам в приёмной говорят: он проиграл, чего вы хотите? В итоге машинку нам презентовал благотворительный клуб ротарианцев…

Или из «Молодой гвардии» звонили как-то… Вопросы задавали, помощь предлагали. Мы с мамой подумали, попросили у них ремонт сделать в моей комнате. В ответ — «рассмотрим, подумаем». До сих пор думают. И так везде практически. Не подумайте, я не жалуюсь. Просто, зачем предлагать помощь, которая на деле — мыльный пузырь? Тратить своё время и моё… Не понимаю.

kamchatka.aif.ru: – А как рядовые земляки относятся к таким как ты? Бывают косые взгляды?

М.Б.: – Нет. Я не чувствую к себе презрения или злости. Люди от меня не шарахаются. Относятся нормально. Я вообще воспринимаю себя абсолютно здоровым, просто передвигаюсь по-другому, не так, как все.

«Ни в чём себе не отказываю…»

kamchatka.aif.ru: – Может ли у нас инвалид устроиться на работу?

М.Б.: – Лично я работать могу и хочу, но негде. Это огромная проблема. У меня высшее экономическое образование — вуз окончил заочно. Одно время работал по специальности — писал бизнес-планы. Знаю, что люди выигрывали по ним гранты. Но такие заказы ежедневно не поступают… Несколько лет назад мне повезло – я работал в газете — принимал объявления. Даже денег на отпуск удалось скопить. Сейчас — безработный. Знаю, что в интернете работы немало. Но на Камчатке интернет – слишком дорогой. Скидки для инвалидов не предусмотрены. В других городах они, кстати, есть… Вот и получаю я свои 13 тысяч — пособие от государства. Две тысячи на интернет, семь - на лекарства плюс коммуналка. Живу на пару оставшихся тысяч — ни в чём себе не отказываю…(ухмыляется).

Обращался я и в центр занятости. Но там требуются сварщики, дворники, маляры… А с запросами на инвалидов — проблема. Нас как будто бы нет…  

 
«Как будто бы нет…»  

Редакция «АиФ–Камчатка» благорит за содействие в создании материала Общество молодых инвалидов Камчатки и лично заместителя председателя Светлану Корсун, камчатский «Красный Крест», Артёма Харитонова, Михаила Юдаева и самого Михаила Бурмакина.

Кстати, Миша готов рассмотреть все предложения по трудоустройству. Не сделан в его комнате и обещанный когда-то ремонт. Если вы можете оказать какую-либо помощь, звоните по тел. 8-902-463-6375. 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах