aif.ru counter
304

Он первым узнал, как была открыта Долина гейзеров

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. АиФ-Камчатка 11/04/2012
Фото: АИФ

«Очень нравится камчатская природа».

Газетчики старшего поколения называют его «камчатским Песковым», проводя параллель с легендарным московским журналистом, телеведущим программы «В мире животных», автором популярнейшего «Окна в природу» Василием Песковым. И Михаил Яковлевич не против такого сравнения…

«Для меня – это лучший человек, которого я встретил в своей жизни. Не просто друг, а родственная душа, – признаётся Михаил Жилин. И чуть тише добавляет: – У меня ведь есть вырезки почти всех его публикаций... Вот уже много лет мы поддерживаем дружеские отношения. В этом году, если здоровье позволит, хочу съездить вместе с Василием Михайловичем в Белоруссию. Там, на границе со Смоленской областью, моя родная деревня».

Грохот грозы

Деревушка называется Городец. Вероятно потому, что рядом находится курган (городище). Бабки поговаривали, что туда провалилась церковь, а ещё судачили, что под курганом захоронены французы наполеоновского войска. О том, что такое война, маленький Миша узнал в 4 года, когда началась Великая Отечественная. А в конце сентября 1943 года пришлось пережить ряд драматических моментов.

- Немецкой бомбёжкой была уничтожена половина нашей деревни, – вспоминает Михаил Жилин, – до сих пор перед глазами такая картина: мать спрятала нас под навес для сена, а два офицера завели туда и оставили с нами своих лошадей. Когда начали бомбить, лошади прилегли, от страха они буквально вжались в землю. Увидев это, я заплакал: «Лошадей поубивало, и нас поубивает!».

Все, кто тогда остался в живых, ушли за полкилометра от деревни, вырыли окопы и жили в них целый месяц. В нашей избе разместился штаб полка, и домой разрешили вернуться только в конце октября, когда наступили холода. Мы оставили свой окоп, а на следующий день узнали, что в него попал снаряд…

Гул и грохот войны запечатлелся в детской душе. Возможно, поэтому я не люблю грозы. Хорошо, что на Камчатке её почти не бывает. Война мне снится до сих пор. Но красочные извержения вулканов снятся чаще!

Исторические рукописи

Можно смело сказать: Татьяна Устинова открыла Долину гейзеров, а Михаил Жилин… открыл для нас Татьяну Устинову.

- В 1964 году вместе с председателем совета по туризму Юрием Малюгой, директором турбазы Владимиром Зубковым и каюром Геннадием Зайцевым я отправился в двухнедельный поход на лыжах в Долину гейзеров, с нами была собачья упряжка. Тогда же у меня зародилась мысль разыскать Татьяну Устинову. Но никто не знал, где она… Я расспрашивал охотоведов, научных работников и из разговоров узнал, что живёт Татьяна Ивановна в Кишинёве. Во время отпуска я приехал к ней в гости. Но первая встреча не удалась, Устинова болела, и я не решился её подробно расспрашивать. В следующий свой отпуск я вновь отправился к ней. Тогда она мне и показала свои полевые дневники. В них всё было подробно указано – даты, погода. Но читались записи плохо, написаны они были карандашом. Я долго их изучал, а по возвращении на Камчатку опубликовал в газете и ряде сборников очерк о том, как была открыта Долина гейзеров.

Я до сих пор живу Долиной гейзеров, ведь пока мне так и не удалось подробно написать о нашем походе туда зимой 1964 года. Блокноты полны материалов, замыслов – море. Были бы силы и время. Сейчас я продолжаю сотрудничать со столичным детским журналом о природе «Муравейник», вместе с Песковым состою в его редакционном совете.

- Как можно в эпоху нанотехнологий привить ребёнку любовь к природе?

- С ребёнком нужно чаще бывать среди природы, знакомить его с миром, учить наблюдательности. Постепенно это войдёт в привычку. Иногда я вспоминаю, как в детстве в конце марта мы с сестрой шли с санками за дровами для печки. Часто останавливались отдохнуть. Воздух был пропитан едва уловимыми запахами весны. Мы дышали полной грудью, было такое ощущение, что пьёшь целебный напиток...

- Откуда у вас появилась страсть к писательству?

- С детства мне было интересно наблюдать, как в штабе полка военные что-то писали. Причём не только на белой бумаге, она у них была и зелёная, и красная. Я рано научился грамоте и уже в 1 классе взахлёб читал книжки. По вечерам у нас дома собирались женщины, они пряли, а я им вслух читал «Василия Тёркина» Твардовского. После войны в сельскую библиотеку стали привозить новые книги, среди которых я обнаружил научно-популярную брошюру про вулканы. Теперь думаю: надо же, как совпало!

Полвека на Камчатке

На Камчатку Михаил Жилин попал случайно. После окончания Киевского университета при распределении ему предложили Одессу. Но, прознав, что один из таких же выпускников-журналистов отказался от поездки на полуостров, написал письмо редактору «Камчатской правды» и получил приглашение.

- На Камчатке я уже полвека. Помню, прилетел в Петропавловск 15 июля 1961 года, а на следующий день был такой сильный циклон и шторм, что я подумал: «Какой чёрт меня сюда пригнал?». Первые полгода работал в отделе рыбной промышленности. Достаточно часто ездил в командировки, нередко бывал в оленьих табунах.

Работа в газете, а затем в ТАСС была строгой. Увлечение природой и историей приходилось оставлять на время отпусков. Чтобы узнать Камчатку, много путешествовал. В 1971 году вместе с журналистом Валерием Мартыненко и ещё четырьмя энтузиастами на самодельном плоту проплыли по реке Камчатке, обследуя места древних острогов и поселений. С орнитологом Николаем Герасимовым участвовал в экспедиции на лодках вокруг острова Карагинский, исследуя птичьи базары. В 1980 году с охотоведами Анатолием Коваленковым и Николаем Бондаревым совершил поход на лодках по океану вдоль восточного побережья Камчатки от Петропавловска до Корфа. Много раз бывал на Командорах – с экспедицией научных сотрудников ТИНРО, изучающих морских зверей, участвовал в археологических раскопках последней стоянки Витуса Беринга, с писателем Леонидом Пасенюком совершал походы по островам.

Случались комически-грустные ситуации. В 1969 году группе научных сотрудников Камчатского отделения ТИНРО нужно было совершить на остров Медный переход на катере от тогдашнего села Преображенское до бухты Глинка. На это требовались часа полтора-два. Но погода подставила подножку. Мы застряли в селе и гадали: кто раньше доберётся к своей цели – американцы до Луны или мы до бухты? Астронавты слетали на Луну и вернулись, а мы две недели ожидали хорошей погоды.

- Михаил Яковлевич, а нынешняя журналистика от журналистики того времени сильно отличается?

- Сейчас со страниц газет почти исчезли рассказы о людях, их работе, судьбе, стало больше репортажей, интервью – это хорошо, но нужны и аналитические статьи и корреспонденции по разным вопросам экономики, культуры, здоровья, образования. Судя по многим публикациям, молодым журналистам это под силу.

…В этом году в свет вышла новая работа Михаила Жилина «Камчатский Ермак». В книге собраны материалы о жизни и судьбе сибирского казака, первопроходца Камчатки Владимира Атласова, рассказывается об открытиях, которые сделали казаки на полуострове, о происхождении названия «Камчатка», о потомках великого землепроходца.

На вопрос, кого в нём больше: журналиста или писателя, Михаил Яковлевич отвечает, что в душе он всё же журналист.

- Сегодня свою задачу я вижу в популяризации знаний, будь-то история, природа или наука. Подрастающее поколение должно знать родной край, – говорит он.

ДОСЬЕ

Михаил Яковлевич ЖИЛИН родился 8 апреля 1937 года. Журналист, краевед, писатель. Окончил Киевский го­су­дар­ственный университет имени Т. Шевченко. С 1961 года работал в газете «Камчатская правда», затем 18 лет был корреспондентом ТАСС по Камчатской области. Автор книг «Огненное ожерелье», «Многоэтажные острова», «Русский след» (в соавторстве с В. Песковым), «Птичьи базары», составитель и редактор книг «Плавать по морю необходимо…», «Камчатский Ермак». Автор сценария историко-документального фильма о походе казаков под руководством Владимира Атласова на Камчатку.

Фото из архива М. Жилина 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах