aif.ru counter
6249

Халатность или цинизм? Мама ослепшего малыша: «В суде офтальмолог улыбался»

Предотвратить наступление слепоты у мальчика было возможно при своевременно поставленном диагнозе и надлежащем лечении.
Предотвратить наступление слепоты у мальчика было возможно при своевременно поставленном диагнозе и надлежащем лечении. © / pixabay.com

Четырёхлетний Серёжа Зиновьев из Петропавловска-Камчатского цеплялся за жизнь со своего первого вздоха — в сентябре 2012 года мальчик родился сильно недоношенным с весом чуть более одного килограмма. Камчатские врачи тогда разводили руками и никаких прогнозов обезумевшим от переживаний родителям не давали. Но, казалось, чудо произошло, и уже через 2,5 месяца счастливый отец семейства привёз домой свёрток с голубой лентой. Только вот свою комнату и лица любящих родителей маленький Серёжа никогда не видел. У этого русоволосого мальчугана страшный диагноз – ретинопатия недоношенных пятой стадии. Серёжа абсолютно слепой.

Всего пару дней назад, 8 ноября, Следственный комитет по Камчатскому краю всё-таки возбудил уголовное дело в отношении должностных лиц детской краевой больницы. Они подозреваются в халатности, в результате которой малыш потерял зрение.

Проглядели…

А ведь эта история так и могла бы остаться личной трагедией камчатской семьи, если бы родители мальчика уже четыре года не бились за справедливость. По мнению именитых окулистов, у которых теперь часто бывает Серёжа, зрение мальчика можно было бы спасти, если бы ему вовремя была оказана квалифицированная медицинская помощь.

- Я не очень хорошо помню тот момент, когда оказалась в роддоме. Всё началось на шестом месяце беременности, и врачам пришлось спасать и меня, и ребёнка, - вспоминает мама ослепшего мальчика Елена Михайловна. – Когда очнулась, сын уже родился, и нас перевели в отделение патологии новорождённых и недоношенных детей краевой детской больницы.

Мы строго соблюдали все предписания врачей, тогда я им ещё доверяла полностью. В первую пятницу декабря, через 2,5 месяца после родов,  нас выписали домой. Но радость была недолгой, потому что заведующая отделением сказала снова приехать в больницу понедельник. На моё изумлённоё: «Зачем?» ответила, что в начале недели возвращается с курсов повышения квалификации офтальмолог больницы и он должен Серёжу осмотреть. Тогда я ещё не знала, что тот понедельник станет чёрным для нашей семьи.

Ульяна Бакуменко, kamchatka.aif.ru: Получается, что за 2,5 месяца сильно недоношенного ребёнка ни разу не осмотрел окулист?

Елена Зиновьева: Ни разу! Сами знаете, как у нас в крае обстоят дела с узкими медицинскими специалистами. Хотя других деток приходящий врач осматривал, а к нам в палату офтальмолог не заходил. Это уже потом я узнала, что Серёжа изначально был в группе риска развития ретинопатии: мало того, что сильно недоношенный, так ещё и месяц пролежал под кислородной маской. Но врача это не насторожило, даже после курсов повышения квалификации. Её диагноз почти безобиден: Здоров. Риск по рн. (ретинопатии – поражение сетчатки глаза — Ред).

- Что Вас насторожило в этом заключении?

- Серёжа — третий ребёнок в семье, поэтому некоторые странности в его поведении я начала подмечать сразу.  Сын не фиксировал взгляд на игрушках, его глаза были как будто безжизненными и пустыми. 18 декабря 2012 года мы повторно пошли на приём к офтальмологу в детскую городскую поликлинику №1. Сын плохо переносил многочасовое сидение в очереди и благополучно уснул после закапывания глаз. Тормошить спящего трёхмесячного младенца врач не стала и отправила нас домой. Следующего приёма из-за нехватки талонов нам пришлось ждать ещё два месяца. Драгоценное время было упущено, к пяти месяцам жизни Серёжа уже полностью ослеп.

- Виновные наказаны?

Кстати
Главным офтальмологом России Владимиром Нероевым было принято решение перевести Серёжу Зиновьева на лечение в столичный Институт глазных болезней имени Гельмгольца. Организационными вопросами занимается член Общественной палаты РФ, певица Диана Гурцкая.
- Мы отсудили девять миллионов рублей у Камчатской краевой детской больницы, но никакого морального удовлетворения от этого решения суда мы не чувствуем. И дело здесь совсем не в сумме компенсации. Вы даже не представляете, через какой ад нам пришлось пройти. Я изучила вдоль и поперёк нормативную документацию, на каждом судебном заседании видела улыбку врача-офтальмолога, слышала её циничные замечания, билась 2,5 года со Следственным комитетом, который отказывал нам в возбуждении уголовного дела… Даже удивительно, что они сделали это сейчас.  Если бы не поддержка и помощь мужа, родных и друзей – сошла бы с ума! Дети старшие оказались почти заброшенными. Мы то в судебных залах, то в воздухе… Летаем с Серёжей постоянно в Калужскую область на поддерживающую терапию. Краевой Минздрав, кстати, оплачивает перелёт только сыну, родитель добирается за свой счёт.

Вообще, отношение местных чиновников к родителям детей-инвалидов — это отдельный разговор. У нас  такой сложный ребёнок на руках, а меня постоянно спрашивали: не хочу ли я уехать с Камчатки? Нет, не хочу! Хотя, растить здесь ребёнка-инвалида крайне сложно. Петропавловск совсем не адаптирован для таких детей.

Край не для всех

- С какими сложностями приходится сталкиваться?

- Они на каждом шагу. В прямом и переносном смысле. Серёжа уже полтора года ходит в детский сад, хотя встречались мне и такие чиновники, которые говорили: «Если бы мы знали, что Ваш сын будет слепым — не ставили бы его в очередь». От этих слов почти физически больно.

Но раскисать нам нельзя, нужно продолжать бороться. Мы добились, чтобы в специализированном детском саду для детей с нарушением зрения установили дополнительные лестничные перила небольшой высоты. Катастрофически не хватает нашему садику материальной базы: малышам нужны специальные тетради, альбомы. Всё покупаем сами, а одна только тактильная книжка с «Колобком» стоит 1000 рублей. Не хватает и педагогов, которые должны с такими детками заниматься. А ведь через три года Серёжа должен пойти в первый класс, но и в камчатских школах учебных пособий для таких деток тоже нет. Мне предложили самой освоить грамоту Брайля и обучать сына дома. Мы пока находимся в растерянности и подвешенном состоянии. Не знаем, как будем выходить из ситуации.

- На помощь добрых людей не надеетесь?

 - Люди разные нам встречаются... Говорила уже о помощи родных и друзей, она бесценна! А вот всем прохожим не хочется объяснять, почему у ребёнка шапка на глазах. Каждый ведь считает своим долгом сделать замечание. Мне же иногда хочется громко кричать: «Пройдите, пожалуйста, мимо!». Серёжа очень любознательный мальчишка, ему всё хочется потрогать. Поэтому к недовольному шипению мы почти привыкли, но недавний случай проявления человеческого цинизма даже меня – видавшую виды, вывел из состояния равновесия. Мы пошли в  контактный зоопарк, заплатили за входной билет 350 рублей, но вышли буквально через пару минут, так как Серёжа испугался визга поросёнка и разнервничался. Позвонила директору, объяснила ситуацию, попросила вернуть деньги за вход. Мужчина на уступки пошёл и даже разрешил нам оплачивать  50% стоимости билета при каждом посещении зоопарка, но выдвинул условие – я должна написать ему официальное благодарственное письмо. Так стыдно за русского человека мне не было давно...

Вместо послесловия

Пару недель назад мне по редакционным делам довелось встречаться с руководителем одного из медицинских учреждений края. Главврач с большим опытом работы уверен – решение проблемы тотальной нехватки медицинских кадров на Камчатке лежит на поверхности. Достаточно лишь предоставлять приезжим специалистам служебное жильё и через несколько лет работы передавать помещения в собственность иногородним врачам. Но чиновники непоколебимы: пустующих квартир для медспециалистов с материка в крае нет. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах