605

Камчатский живописец обменяет свои картины на мастерскую

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. АиФ-Камчатка 16/01/2013
Фото из личного архива В.Тришкина

Петропавловск-Камчатский, 21 января — Аиф-Камчатка. 10 января в Москве, в Центральном доме художника, открылась выставка произведений камчатских мастеров. Москвичи и гости столицы познакомятся с живописными работами Соколова-Ширшова, Ворошилова, Грициенко, Казаряна, Килпалина, Шохина и других художников. Всего в выставке примут участие 25 авторов.

Поможет Бутман?

Среди них — Виктор Тришкин. Лично на выставку он не смог поехать, занят другими заботами. Вот уже много лет заслуженный художник России обивает пороги чиновничьих кабинетов в поиске понимания и поддержки. Известному живописцу необходимо помещение под мастерскую и для хранения своих работ. Полторы тысячи этюдов и картин сегодня находятся в Петропавловском доме художников.

Рядом с трёхэтажным деревянным зданием 50-х годов постройки по адресу: Туристический проезд, 11, доживают свой век ещё три таких же дома, неподалёку — закрытая тюрьма. Дом художников дважды горел, сегодня он в ужасном состоянии, выбиты окна, нет батарей, крыша течёт. Больше всего страдает именно мастерская Тришкина, расположенная на последнем этаже.

– От постоянных переживаний я перестал спать. Я думал уже раздавать свои картины, лишь бы не пропали... Батареи лопнули, отопления нет. Сегодня там работают художники Казарян, Ворошилов, Соколов-Ширшов. Свои мастерские они отапливают обогревателями и буржуйками. А в моей мастерской разбиты окна — как согреешь...

 
На разбитых окнах — заплатки, а как заклеить ущемлённую гордость?  

 

Это помещение около 30 лет назад нам выделил первый секретарь обкома КПСС Дмитрий Качин. Об этом я попросил его на одной из выставок в областной библиотеке. Уже на следующий день Качин вместе с нами ходил по головёшкам. Потом дал распоряжение привести дом в порядок. Первыми в него заселились ныне покойные Денисов, Дьяков, Степанов и ещё ряд художников, которые тоже уже ушли из жизни. Потом настало время, когда мы начали ставить капканы на крыс... При правлении Машковцева я стал просить улучшения условий. Но никто из местного руководства нам не шёл навстречу. Петропавловск — это, вообще, наверное, единственный пагубный город, где не обращают внимание на культуру.

У меня столько заслуг! Для чего они теперь? Не понимаю. У меня ведь детство было — босиком в школу пошёл, жили в деревне в доме с соломенной крышей. Всю войну голодали. В 1949 году, чтобы нашей семье как-то выжить, мать вывезла нас на Сахалин. На Камчатку я попал по призыву в армию, в 1959 году. Здесь женился, родились дети. Сейчас мы с женой живём в однокомнатной квартире. Если бы были две комнаты, я бы не ходил никуда, не просил, сел бы себе тихо в уголочек. А писать надо — на пенсию в 13 тысяч не проживёшь.

Не понимаю такого негативного отношения со стороны власти. Я художник, делаю только добро людям. Столько выставок! А во имя чего? Чтоб под старость лет ходить просить? Мне стыдно смотреть чиновникам в глаза. А им мне — не стыдно. Вот займу денег и поеду в Москву. Там мой знакомый, всемирно известный музыкант Игорь Бутман. Вдруг поможет…

По щелям

А пока Виктор Михайлович пишет письма «наверх». Когда было необходимо создавать детскую художественную школу, писал Брежневу. Всю жизнь просил за других, сегодня — за себя. В 2011 году писал президенту Дмитрию Медведеву, теперь — депутату Госдумы Ирине Яровой. Вот несколько выдержек из его послания:

«Мы привыкли к тому, чтобы нас услышали после того, как совершится смерть, трагедия, пожар, взрыв и т. п. У нас никто никогда не думал о людях. Индивидуальность человека, его достоинства настойчиво уничтожались на протяжении длительного времени. Ужас в том, что нет уважения к человеческому достоинству…», «Хотелось бы надеяться на Вас в первую очередь, чтобы кто-то по-человечески помог мне в данной ситуации и сохранить всё то, что сделано мной для блага людей и будущего поколения Камчатки, и не только. С искренней благодарностью к Вам и уважением».

– Все письма, которые я пишу, отписывают министру культуры края Светлане Айгистовой, а она физически ничего сделать не может, я это понимаю, и обиды у меня на неё нет. Когда я показал ей заготовку моего письма Яровой, она мне ответила: «Пожалейте Илюхина».

 
Шедевры свалены в кучу в углу  

 

«АиФ-Камчатка»: – Виктор Михайлович, где сегодня работают другие камчатские художники?

– По щелям, кто — дома, кто — в случайных помещениях. Грициенко оборудовал мастерскую в здании банно-прачечного комбината. Шохин, Говоров, Белых платят только за коммунальные услуги в помещениях. Город идёт им навстречу. А полноценную аренду 30 000–40 000 в месяц они не потянут. Самое главное — наш Союз художников уже пожилой, надо привлекать молодых. А кто пойдёт, глядя на всё это безобразие? Ни хорошего выставочного зала, ни Дома художников. Я пекусь о том, чтобы у меня на восьмом десятке лет был угол для работы. Не сегодня завтра может случиться беда — замыкание, пожар. Все картины могут погибнуть. Если мне не помогут, не вижу иного выхода, как дать в газете объявление: «Ищу помещение под мастерскую, расплачиваться могу только своими картинами».

Когда верстался номер, Виктору Тришкину удалось лично связаться с депутатом Государственной думы Ириной Яровой. Та пообещала разобраться в сложившейся ситуации.

ДОСЬЕ

Виктор Михайлович ТРИШКИН родился 8 апреля 1940 года в деревне Антиповка Саратовской области. Окончил художественно-графическое отделение Биробиджанского педагогического училища. Был преподавателем и директором детской художественной школы в Петропавловске. Произведения художника находятся в Камчатском краеведческом и художественном музеях. А также в частных коллекциях России и за рубежом. Заслуженный художник России, член Союза художников России.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах