aif.ru counter
42

Под флагом "АиФ"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30 26/07/2011

На Камчатку вернулась яхта, осуществившая историческую реконструкцию событий, которые едва не привели к войне между Россией и Японией.

200 лет спустя

В 1811 году между Россией и Японией произошёл нелепый конфликт, который вошёл в историю под названием "Инцидент Головнина". Спор возник из-за разного понимания двумя странами принадлежности островов Курильской гряды. А также из-за столкновения шкурных интересов российского монополиста (Российско-Американской компании, РАК) и северояпонских торговых факторий. Заложниками битвы коммерческих монстров стали, как водится, далёкие от бизнеса люди - сначала молодые офицеры Хвостов и Давыдов, отправленные топ-менеджером РАК Николаем Резановым громить японские склады на Сахалине и Итурупе, затем руководитель географической экспедиции Василий Головнин, попавший японцам под горячую руку на острове Кунашир в 1811-м... Аналогий с сегодняшним днём хоть отбавляй.

Первая русско-японская война могла начаться уже тогда. Могла и, скорее всего, началась бы, если б прибывший освобождать Головнина из плена его заместитель Пётр Рикорд не встретил у Кунашира японского капитана и предпринимателя Такадая Кахэя. Русские моряки были освобождены благодаря взаимному доверию Рикорда и Такадая, которые поняли друг друга, хотя говорили на разных языках.

Этому уроку истории посвящалась экспедиция камчатской парусной яхты "Сивинд" ("Морской ветер"), ушедшей 14 ноября прошлого года из Петропавловска в Японию. Организаторами похода "Дорогой трёх капитанов" стали, помимо краевой Федерации парусного спорта, известные камчатские предприниматели и общественные деятели Николай Мещеряков (ЗАО "Судоремсервис") и Александр Иванов ("Автолюкс Ойл" и "Камтелеком"). В экстремальный зимний поход отправились камчатские яхтсмены Алексей Гуркин, Андрей Полонянкин, Сергей Смирнов и автор этих строк. Никто из нас, конечно, не предполагал, что мы поневоле повторим события 200-летней давности.

"Волчий билет"

С самого начала нас преследовали напасти в виде поломок техники (двигателя, руля, подруливающего устройства, ветрогенератора, камбузной помпы и т. д.) и постоянных циклонов, по кромке которых мы, как по лезвию ножа, скользили вдоль неприветливых курильских скал. Вместо планируемых 10 дней на путь до Японии ушло более трёх недель.

В одну из жутких штормовых ночей в ловушке бухты Броутона необитаемого острова Симушир мы едва не потерпели кораблекрушение, лишившись механического хода. Затем циклон несколько суток носил яхту вдоль западного побережья острова Итуруп... Признаюсь, невзирая на изрядный яхтенный опыт, в эти мгновения не раз я мысленно подводил итоги земному пути.

8 декабря, опять же в шторм, мы буквально влетели в ворота ближайшего японского порта Немуро. На борту были подарки и рекомендательное письмо от руководства его российского побратима, Северо-Курильска. После тяжелейших испытаний мы вправе были рассчитывать на тёплый приём. Собственно, он и ждал нас в виде машины городской администрации на причале и в лице наших японских друзей, оставшихся после прошлых посещений Японии. Но увы... Как и капитан Головнин, мы стали заложниками геополитических конфликтов. Скандал вокруг визита российского президента на южнокурильский остров Кунашир, который официальный Токио до сих пор числит своей "северной территорией", в очередной раз накалил отношения двух стран. В итоге местная береговая охрана, получив "накачку" от столичного руководства, поставила нам в вину "несанкцированный" заход в закрытый порт Немуро (и это в штормовую погоду!), а потом и выпроводила восвояси, лишив меня и Андрея Полонянкина права посещать Страну восходящего солнца в течение года. К тому времени мы были уже вдвоём на яхте: остальные участники похода выбыли по личным обстоятельствам. Андрею этот "волчий билет" впоследствии вышел боком...

Потом была непростая зимовка на "спорном", но всё ж таки пока очень русском острове Кунашир. "АиФ" публиковал мои заметки об этой эпопее, об острове и его жителях. Но вот ещё характерный штрих нашей дальневосточной действительности. Судовой двигатель "Вольво Пента", отправленный нами с Кунашира в сервисный центр во Владивостоке, вернулся после ремонта... в нерабочем состоянии. Потеряв на ожидание несколько месяцев, двигатель мы ремонтировали потом сами. Благо в экипаже есть свой Кулибин в лице Андрюши Полонянкина... Эх Андрюха-Андрюха!!! Что ещё "отгрести" тебе предстояло!..

11 марта Японию тряхнуло землетрясение, вызвавшее смертоносное цунами и аварию на АЭС Фукусима. Морская акватория, куда нам предстояло идти, представляла собой сплошную зону бедствия. Это тоже задержало выход яхты из Южно-Курильска.

Повторение фарсом

11 апреля "Морской ветер" отправился в Японию. На борту было двое яхтсменов: Андрей Полонянкин и Алексей Гуркин. В японском порту Кусиро опять начались конфликты с береговой охраной, так как яхта прибыла на 4 часа раньше заявленного времени. В итоге капитан Гуркин оказался... в наручниках и почти двое суток провёл в камере задержания. Печальнее была участь Андрея: имея на руках "волчий билет" после предыдущего визита в Немуро, он был арестован при попытке пополнить припасы в местном супермаркете и провёл в японских тюрьмах... почти два месяца. Он написал мне потом: "Я пробыл в плену два месяца на довольствии у императора, так что история с Головниным повторилась фарсом". 28 апреля Андрюха встретил там своё 40-летие. Вызволением Андрея из плена занимались как Гуркин, так и японский яхтенный капитан и предприниматель Сэки-сан.

Исходя из здравого смысла

Гуркин, невзирая на столь удручающие обстоятельства, всё же сумел выполнить программу исторического похода. Были встречи с общественностью; экспедиция освещалась на российском центральном ТВ. Алексей передал-таки в торжественной обстановке подарки от Северо-Курильска его японскому побратиму, городу Немуро. В одиночку он привёл яхту на юг острова Хоккайдо, где 200 лет назад томились в плену участники экспедиции Головнина. Обратно Гуркин шёл на Курилы вместе с гражданином Белоруссии Кириллом Василёнком. Экспедиция стала международной. В Южно-Курильске к ним 10 июля присоединился многострадальный Андрей Полонянкин. В минувшую субботу, как раз в канун 200-летия "Инцидента Головнина", они втроём привели "Морской ветер" в Петропавловск...

Умение решать сложные вопросы, исходя из здравого смысла, - думаю, главный урок "Инцидента Головнина". Последние события, включая нагнетание официальным Токио напряжённости вокруг курильской проблемы и обстоятельства явно надуманных препятствий нашей экспедиции, показали, что уроки истории по-прежнему часто забываются. Тем важнее напомнить о них.

И ещё наши встречи с общественностью Японии и Курил показали, что у людей, живущих по обе стороны российско-японской границы, не утратились ни взаимный интерес, ни взаимное доверие... Излишняя ретивость береговой охраны, "накрученной" очередным скандалом в большой геополитике, не поставит стены отчуждения между жителями наших стран.

Поход, длившийся более 8 месяцев, благополучно завершился. Всё время на протяжении пути от Камчатки до юга Хоккайдо, на ахтерштаге яхты гордо реял флаг "АиФ".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах