aif.ru counter
14

"Дворец" на улице Обороны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11 15/03/2011

В новостях сообщают, что на Камчатке идет большая стройка. По местным меркам она действительно немаленькая - несколько домов строят, еще десятки укрепляют. Из общежития на ул. Владивостокская переселили почти всех жильцов. Им повезло...

Когда Владимир Путин прошлым летом приехал в Петропавловск, он побывал в строящемся кафедральном соборе, а заодно заглянул в общаги, которые находятся неподалеку. Премьеру не понравилось, как в них живут люди. "Мягко говоря, очень скромно, если не сказать плохо", - произнес он в телекамеры. А затем обратился к губернатору: "Деньги у вас есть... Больше трех с половиной миллиардов рублей мы вам перечислили... Займитесь прежде всего расселением таких трущоб..." Губернатор, естественно, взял под козырек: "Есть, Владимир Владимирович".

Чиновники до сих пор посмеиваются, вспоминая этот эпизод. Общежитие, в котором побывал Путин, по камчатским меркам считается вполне приличным. "Он просто настоящих трущоб не видел", - говорят в администрации Петропавловска.

Документы потерялись

В квартиру пенсионерки Натальи Сурженко на улице Обороны 1854 года N 18 Путин не заходил. Хотя она искала с ним встречи. Услышав по радио, что премьер приедет в кафедральный собор, Наталья Михайловна, несмотря на дождь, простояла у церкви с раннего утра до позднего вечера, но Путина не дождалась. На Камчатке ВВП жил по московскому времени, поэтому в храм приехал глубокой ночью...

Пенсионерке так и не удалось рассказать дорогому гостю, что четырехэтажное строение, в котором она проживает, смертельно опасно.

Когда-то этот дом принадлежал военным. Еще при советской власти специальная комиссия определила, что построили его с конструктивными нарушениями. В 1989 году почти всех жильцов из дома переселили. Но несколько семей остались - в стране начались реформы, кризисы, дефолты, властям стало не до них.

"Пустующие квартиры заняли бомжи, - рассказывает Н. Сурженко. - Они регулярно устраивали побоища, иногда пожары. Мы с мужем жили как на пороховой бочке, постоянно принюхивались к запаху дыма. А при малейшем землетрясении бежали на улицу. Понимали, что если тряханет чуть сильнее, здание развалится... Наш подъезд отключили от отопления и горячей воды, трубы перемерзли и полопались. В стенах - дыры толщиной с палец. Весной и осенью дождями заливало все: от крыши до подвала. А зимой наметало сугробы - по второй этаж. Разгребать их, естественно, никто и не думал... Жильцы, которым было куда уехать, уехали, побросав квартиры. Тем, кто остался, военные обещали новое жилье. Однако в 2004 году здание передали из военного ведомства мэрии..."

Чиновники горадминистрации первым делом... обрушились на жильцов с упреками за то, что они довели строение до такого ужасного состояния. А затем сообщили, что документы на дом где-то потерялись, следовательно, данных, подтверждающих его потенциальную опасность, не существует. Вскоре в трущобе появились люди в спецодежде и в спешке стали менять окна и двери, закрашивать потрескавшиеся стены. После этого мэр Петропавловска Владислав Скворцов заявил, что "ухнул на ремонт дома на улице Обороны огромные миллионы" и теперь это уже не дом, а "дворец".

"Я с ужасом обнаружила, что в пустующих квартирах стали появляться жильцы, - рассказывает Наталья Сурженко. - Выяснилось, что администрация определяет в наш "дворец" обитателей других камчатских трущоб. Так местные власти расселяли ветхий жилфонд".

В мэрии журналиста "АиФ-Камчатка" заверили, что с домом на улице Обороны все в порядке. Мол, межведомственная комиссия обследовала его еще в 2007 году и никаких конструктивных нарушений не увидела. Жильцы, в свою очередь, не увидели никакой комиссии. И знают о ней только со слов городских начальников...

Частично разрушены...

О том, что в 2009 году официальное техническое обследование дома проводила компания "Проект М", в мэрии нам не сообщили. Можно предположить почему. Директор компании Иван Алексеенко подтвердил, что дом N 18 на улице Обороны построен с серьезными дефектами - закладные детали, которые связывают бетонные блоки, установлены не везде, где необходимо, а фундамент и сейсмопояс частично разрушены... "Укреплять здание не имеет смысла, это очень дорого, - считает Иван Алексеенко. - Строительство нового дома обойдется дешевле. А этот - при сильном землетрясении разрушится. Почему местные власти не переселяют людей - сложно сказать. Наверное, у них не хватает финансов. Иных логических объяснений, по моему мнению, быть не может..."

А на наш взгляд, объяснения есть. Если чиновники согласятся, что знание восстановлению не подлежит, им придется рассказать: зачем они "ухнули миллионы" на капремонт? На этот вопрос действительно нет логического ответа. Тем более что после ремонта стены и потолки в квартирах по-прежнему протекают, а температура воздуха не поднимается выше 16 градусов. Зато коммунальные счета приходят исправно. За двухкомнатную секцию, например, нужно платить шесть тысяч рублей в месяц...

Жители дома не собираются сдаваться на милость властям, они отправляют гневные послания депутатам, Путину и Медведеву. Однако разбирать жалобы, как правило, поручают чиновникам, на которых люди и жалуются. Жильцы обращаются в прокуратуру, но и оттуда получают отписки. Н. Сурженко, отчаявшись, подала иск на прокурора края Князева - за его бездействие. Но судьи встали на сторону "ока государева". "На словах камчатские судьи меня поддерживают, говорят, что правда на моей стороне, - рассказывает Наталья Михайловна. - А на деле - всегда принимают решения в пользу чиновников..."

...Пенсионерка Сурженко продолжает бороться за свою жизнь, а чиновники продолжают держать круговую оборону, рапортуя "наверх", что большая стройка у нас в разгаре...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах