34

Любовь по имени Вулканы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15 13/04/2010

Он стоял у истоков спасательного дела на Камчатке, один из первых пришел в спасательную службу МЧС. Уже почти 40 лет его конек - горы.

В марте Николаю КАЛЮЖНОМУ исполнилось 60 лет. Но и сегодня он спасает людей, являясь действующим инструктором поисково-спасательного отряда Камчатского края и начальником поисково-спасательного подразделения.

Вулканы вместо гейзеров

- В альпинизм я попал, можно сказать, случайно. В 1976 году работал на межколхозном судоремонтном заводе и решил в первый раз поехать по туристической путевке в Долину гейзеров, - вспоминает Николай Алексеевич. - Но она закрылась, и вместо долины я попал на вулканы Малый Семячик и Карымский. Вулканы меня настолько привлекли, что я захотел стать туристом.

После этого Николай Калюжный очутился в только что открывшемся альпклубе "Кутх". Следующей весной он выполнил нормативы и получил значок "Альпинист СССР", а еще через 2 года, в 1980-м, - звание инструктора по альпинизму.

- Альпинизм увлек меня с головой. Откровенно говоря, он перевернул мою жизнь на 180 градусов. Поменялись все друзья, и не потому, что я от них отвернулся, просто все выходные и праздники стал проводить в горах, - рассказывает Калюжный.

Без малого четыре десятка лет Николай Алексеевич спасал людей, будучи сначала членом общественного спасательного отряда, а затем, после образования Госкомитета по чрезвычайным ситуациям (который позже был переименован в МЧС), оказывал помощь нуждающимся уже в должности командира поисково-спасательного отряда. За эти годы Калюжный вместе с товарищами спас не один десяток жизней и сотни раз поднимался в горы.

- Бывает, ребята очень мужественно работают, рискуют своими жизнями, но результата и, соответственно, удовлетворения, нет. Я люблю, когда есть результат, причем положительный - когда видишь, как радуются люди. Например, когда нам вовремя сообщают, что потерялся ребенок, и мы его находим. И даже если работа была несложная, не потребовала много сил, все равно чувствуешь моральное удовлетворение. И очень обидно, когда человека можно было бы спасти, но сообщают нам об этом поздно, - говорит Николай Алексеевич.

Знать и надеяться...

- Первый раз? Как сейчас помню - это был 1977 год, Памир. На пике Акташ одного из участников спортивной группы сильно покалечило свалившимся камнем. Мы были внизу, в базовом лагере, и получили команду срочно принести бикс с медикаментами и дополнительным инструментом наверх. Мы с напарником бежали вверх, по очереди передавая бикс друг другу. Добрались до места быстро, но было очень жаль, что бикс с медикаментами пострадавшему уже не понадобился....

После этого Николаю Калюжному приходилось оказывать помощь и транспортировать пострадавших на пике Коммунизма (на Памире), на Тянь-Шане, пике Хан-Тенгри...

- Как-то в устье реки Сторож, на западном побережье Камчатки, при выгрузке перевернулась самоходная баржа. Успели выскочить все, кроме моториста. Его коллеги перестукивались с ним, но плоскую баржу постоянно накрывало волной. Ночью нас собрали, мы разработали тактику, как подступиться к ней, решили десантироваться с вертолета прямо на перевернутый корпус. Пристреляли монтажным пистолетом страховку и начали работать. Прибой накрывал нас с головой. Все было мокрое: и бензогенератор, и шлифмашинка. Инструмент из-за воды намок, но работал, и когда включали "болгарку", нас било током. Если честно, я был уверен, что живым пострадавшего не достанем... Но мы выпилили днище и вытащили моториста... живым, - вспоминает спасатель.

...На Камчатке неприятности постоянно случаются с грибниками, снегоходчиками, рыбаками. Если у них есть мобильные телефоны, то поисково-спасательные операции, как правило, заканчиваются успешно.

- Когда человек знает, что его ищут, у него есть надежда, а в экстремальной ситуации это очень важно, - отмечает Николай Калюжный. - Но часто из-за людской безответственности спасти человека невозможно. Зачастую люди даже родственников не предупреждают о том, куда идут и когда вернутся. Я уж не говорю о том, что такие люди не оставляют нам свой маршрут и контрольные сроки. Иногда звонят взволнованные жены, чьи мужья не вернулись с охоты, а где их искать хотя бы ориентировочно - не знают.

"Матерится - значит живой"

Пару лет назад один из сотрудников поисково-спасательного отряда обратил внимание, что на Вилючинском перевале уже не первый день стоит пустой автомобиль. Своими силами спасатели начали искать хозяина. Им оказался житель Вилючинска. Как выяснилось, он планировал улететь на материк, и соседи не беспокоились из-за его долгого отсутствия. А машина простояла на перевале около месяца...

- Когда мы его нашли, было видно, что он сорвался с горы и получил сильные травмы, но какое-то время шел вниз, а когда сил не осталось, свернулся калачиком. Судя по всему, умирал он не одни сутки... Если бы с ним был хотя бы телефон, то мужчину удалось бы спасти, - говорит Калюжный.

А однажды спасателям ПСО пришлось прийти на помощь прямо во время тренировки. Отрабатывая навыки скалолазания на скалах Халактырского пляжа, они увидели, что один из отдыхающих заплыл далеко и вернуться уже не может.

"Наш спасатель врач Александр Байчурин мощными гребками преодолел одну волну, затем другую, схватил парня, и обратно на берег мы его вытянули за веревку вместе с пострадавшим. А у того уже произошла стадия утопления - белая асфиксия. Я, Саша Байчурин и Андрей Иванов долго делали ему искусственное дыхание, и, наконец, он задышал. По пути в больницу несчастного пришлось еще несколько раз реанимировать. А в больнице он пришел в себя и начал материться, на что врач с улыбкой сказал - значит, будет жить", - вспоминает Николай Алексеевич.

Кстати, в то время, когда знакомая утопающего бегала по пляжу и просила помощи у отдыхающих, никто из земляков даже не попытался спасти молодого человека...

Запас прочности

Настоящий спасатель, по мнению Калюжного, должен быть физически и технически подготовлен. К тому же он должен быть очень ответственный:

- В городе могут подъехать хоть три машины скорой помощи, коллеги-врачи привезут недостающий инструмент или медикаменты. А в горах, если ты заранее что-то не взял, никто ничего на блюдце не поднесет. В этом плане спасатель должен быть скрупулезным, заранее просчитать ситуацию, чтобы иметь так называемый запас прочности. И в условиях возможной непогоды, большой высоты, крутизны, камнепада или лавинной опасности спасатель должен суметь позаботиться не только о себе, но и о тех, кто идет вместе с ним, и о тех, кого он спасает.

В августе 2003 года Калюжный принимал участие в ликвидации последствий катастрофы вертолета, в которой погибли губернатор Сахалинской области Игорь Фархутдинов, 16 его подчиненных и 3 члена экипажа.

- На месте той катастрофы, кроме спасателей, были еще бойцы ОМОНа, следователи транспортной прокуратуры, сотрудники авиационной комиссии. Мы-то, естественно, взяли с собой все самое необходимое для работы и для выживания в полевых условиях, а вот остальные как максимум захватили с собой спальник. Ночью погода испортилась, пошел дождь, мы поставили палаточный лагерь и предоставили свои палатки для ночевки следователям, специалистам и всем, кто нуждался, а сами всю ночь под дождем сидели у костра. На то мы и профессионалы - должны заботиться о тех, кто приехал на место ЧП по долгу службы...

Несмотря на свой солидный возраст, Николай Алексеевич и сегодня в отличной физической форме. И вместе со своими коллегами из ПСО заботится о тех, кто волей случая оказался в беде. Говорит, что в ближайшие годы завязывать с альпинизмом и спасательным делом не намерен.

КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР. В минувшие выходные Николай Калюжный участвовал в очередной спасательной операции - на перевале Дукук...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах